монгольские степи и призрак кота

whatireallyneed
Что делать с «нормальными» она не знала. Первый увлекался мистицизмом, искал встречи с магами и зачитывался трудами Альберта Хофмана. По ночам всматривался в темноту, тревожно шептал о темных сущностях и летунах. Она штудировала Кастанеду, Блаватскую и Рериха, разбирала громоздкие тексты об инкарнациях и эманациях, хмурилась, но терпела. Инфицировал — и она погрузилась, зашла с другой стороны, с аппетитом раскладывала формулы, читала Бехтерева, рыла в сознании «кротовые норы», искала люфты во времени сквозь пространство.
Читать далее монгольские степи и призрак кота

сумка

Она скучала: скучала по и скучала в сущности. Научилась мгновенно конвертировать информацию в необходимый формат, извлекать пользу и прибыль — работала. А вне работы скучала и раздражалась. Как на подбор — умные, привлекательные, успешные — ее хватало, в лучшем случае, на полтора часа. После искала повод, причину, оправдание, чтоб поскорее стряхнуть с себя липкие обрывки вечера, нырнуть в квартиру, в ванну, под одеяло.

Когда один из них снял номер, принес бутылку вина, она честно вытерпела два с половиной. Два часа сорок три минуты. И предложила «куда-нибудь пойти».
Читать далее сумка

некрасивая

Она себе не нравилась. Прекрасно понимала, что привлекательна, привыкла к комплиментам, но сама любовалась другими лицами, фигурами, оттенком кожи, цветом глаз.
Однако, когда он впервые это сказал, опешила, поперхнулась, нахмурилась.

— А ты ведь, в сущности, не красивая, — он прищурился, — точнее иногда красивая, такая красивая, что дух захватывает и хочется взять фотоаппарат, а потом вдруг ужасно некрасивая, просто очень некрасивая, категорически не красивая. Даже удивительно, как у тебя это получается.

Он сидел на диване, напротив, в пузырящихся на коленях финках, чесал макушку и беспардонно ее разглядывал.

— А на тебя с какой стороны ни посмотришь.., — огрызнулась она.
— Так я и не претендую.

Читать далее некрасивая