начало

— С целлюлитом надо что-то делать, — хмуро заметила она, разглядывая себя в зеркале.
— Да нет у тебя никакого целлюлита, — привычно возразил он, не переставая скроллить новостную ленту своего Фейсбука.
— Есть, — упрямо отозвалась она, — Ничего, на «кремлевку» сяду, к лету похудею, плюс массажи, может, и избавлюсь.

Он, наконец, посмотрел на нее, притянул к тебе, шлепнул по бледному бедру, — Ну, где, скажи, ты его углядела?
Еще пару минут она упрямо себя щипала, демонстрируя бугорки между пальцами, показывала ямочки и впадинки, и, кажется, даже убедила мужа в том, что ужасно поправилась, но тут он растерянно поскреб в затылке и неуверенно предположил, что она была такой всегда.

И в уходе на кухню была драма, с верхней полки доставалась розетка, служившая пепельницей и пачка сигарет. Открывалась форточка, и за окном шумел в любое время суток широкий проспект; она стряхивала пепел в раковину, то и дело смывала его тонкой струей воды, а розетка стояла пустая, нетронутая. Закрывала кран и искренне сокрушалась чему-то неясному, не имеющему четких очертаний, но делавшему ее слегка несчастной, достаточно несчастной, чтоб горько расплакаться. Крупные, горячие, соленые капли сбегали по тонкому, еще не увядшему лицу, устремлялись по подбородку на шею, струились по ключицам в декольте, мочили вырез цветастой майки.

Они были женаты двенадцать лет, время пролетело быстро, совершенно неожиданно дочка пошла в школу, друзья стали стремительно взрослеть, а может быть, стареть. Все реже собирались шумными компаниями, активному отдыху с бесконечными прогулками предпочитать овощной, чтоб лежать на шезлонге, не покидать почти территорию отеля, разве только ради шопинга, где выбирали уже не шмотки из последних коллекций, а куртку на вырост ребенку, коврики и наволочки.
Она скучала и злилась, сопротивлялась, заводила подружек на десяток лет моложе, шабила с ними тонкие сигареты, носила мини-юбки, никогда не отвечала на попытки ухаживаний, но упивалась тем, что нравилась неженатым и связанным узами брака, моложавым и совсем молоденьким пацанам.
Супружеская близость имела место быть раз в неделю, строго по графику в пятницу и субботу, когда дочку забирали с ночевкой ее или его родители. Сначала ей хотелось еще ребенка, но со временем она поняла, что боится лишиться стройной фигуры и поставила спираль. Тайком, конечно.

 

to be continued