Чай, кофе и томик Шадерло де Лакло

Чай

— С ума сошла? — возмущается он, — Не нужны мне отношения, я переспать с ней хочу, ну, можно не один раз. А она заладила, я так не могу, я так не хочу.
— Ты совсем дебил? — спокойно отзываюсь я, аккуратно засыпая заварку в чайник, — Ну, своди ее один раз поужинать, один позавтракать, и можешь неделями не видеться, пока не приспичит.
— И что? — удивляется он, — Этого хватит, чтоб она считала, что у нас отношения?
— Конечно, нет! — чаинки поднимаются куполом, я выключаю плиту, — Пиши ей каждый вечер «а где ты?», «домой не собираешься?», «ты на часы смотрела?». Еще желательно про подругу. Скажи про любую «мне она не нравится, какая-то левая, поменьше с ней общайся».
— Так она согласится и не продолжит общаться и гулять допоздна?
— Конечно, нет, — улыбаюсь я, — Продолжит. «Вот за***л!», будет она с гордостью говорить девчонкам, показывая твои сообщения. И они умрут от зависти. А она будет уверена, что у вас отношения.
Он ошалело молчит.
— Ты – ведьма, тебя сожгут свои же.

Кофе

— Понимаешь, она вроде тебя, — объясняет он, — Bitchy. Ну, такая, знаешь, она в психологии сечёт, говорила об абьюзерах и манипуляторах, ее так просто не возьмёшь.

Я молча засыпаю кофе в джезву, три ложки, воды — две чашечки, никакого сахара, третью добавлю после первого поднятия пенки.

— Как дважды два, — отзываюсь я, — Она тебя анализировать будет, а играть с ней буду я.

У него вибрирует телефон.

— Она! — не скрывает радости, — Пишет «проснулся?».

Пенка взлетает во второй раз, я убираю джезву с плиты.

— Так, отложил телефон. Через три минуты заходишь онлайн, но не открываешь ее сообщение, сидишь в других чатах. Еще через семь минут читаешь, но не отвечаешь. Потом через десять минут можешь отправить «Привет))». И не трогай телефон минимум полчаса.

— А потом? — чувствуется, что ему хочется ответить прямо сейчас.

— А потом, под «облака белогривые лошадки», ты становишься няшей.

— В смысле?

— Ты пишешь незамысловатые комплименты, просишь о встрече, на встрече, запомни, ты должен любоваться, а не пожирать глазами и не разглядывать так, словно прицениваешься. Сделай взгляд, как будто ты любуешься. Мда, надо порепетировать. Косить не обязательно, и придурковато улыбаться тоже. Смотри добро и наивно. От тебя должно веять Гришковцом. Говори ей, что она красивая, но без пафоса и эректильных деепричастных оборотов, по-детски так, не путать с олигофренично. Заметь, что у нее тонкие запястья. Восхитись, без цитат из Бродского. Просто скажи «ой, как красиво» — ты должен казаться очень простым и настоящим, и тут же переводи тему на Гольфстрим, цены на нефть или статус Косово, не важно. Таким ты будешь ровно день. Можно до 20:00.

— А потом? — он старательно заходит в мессенджер и выходит.

— Потом просто будь собой. Без перекосов, как карта ляжет. Женская психология проста, как пять копеек. Ты должен подсадить на гипер-хорошее. И отключить. Как только у нашей подопечной возникнет вопрос «Что я сделала не так? Почему он стал другим?», дело за малым. Подвести её к тому, чем заслужить «Гришковца» в твоём исполнении, несложно. А дальше сам справишься, мёд с орехами у тебя за спиной на верхней полке.

Пенка взлетает молниеносно, с шипением заливает плиту. Тут же начинаю оттирать пятно и обжигаю руку.
Я стою, прикусив губу, смотрю в окно, и мне не хочется ни уцелевших остатков кофе, ни завтрака.

— Тебя точно сожгут, — бормочет он, погружаясь в переписку, — В общем, я должен казаться идеальным?

— Ты ничего не понял, — улыбаюсь я, — Ты должен казаться открытым и уязвимым. Идеального она не подпустила бы.

Добавить комментарий