Звезда

Ночью всё иначе. Город преображается, чёрное небо и жёлтые улицы, темные силуэты, длинные тени на асфальте.
Ночные люди не похожи на дневных, где они прячутся в будни, в каких параллельных мирах?

С заходом солнца где-то там, в районе солнечного сплетения, из крошечной саднящей точки начинает расти жёсткий ком, расти, давить, бить спазмами; волнами накатывает удушающая тоска, парализующая, сбивающая с ног, требующая пасть ниц, сжаться в клубок, обхватить дрожащими пальцами согбенные плечи и в этом честном, одиноком объятии беззвучно выкричать, бесслёзно выплакать обжигающую обиду и леденящий страх.

Она сидит на высоком стуле, зацепившись острыми каблуками за перекладину, смотрит на пузырьки в бокале, смотрит на экран телефона, смотрит на танец шейкера в руке бармена, смотрит в никуда. Отвечает на реплики сидящих рядом, целует воздух у щёк вновь пришедших.

«Что с тобой? На работе что-то?»

Она кивает, говорит, говорит, говорит то, чего сама не слышит. В какой-то момент она видит себя со стороны: красивое платье, сигарета в руке.

«У тебя, по-моему, совершенно исчезли ямочки».
Она переспрашивает.
«Да я пытаюсь заставить тебя улыбнуться. Что с тобой? Ты какая-то не такая».
Она кивает, скуловые мышцы приподнимают уголки губ.

Музыка становится громче, ритм нарастает, народ прибывает. Она хочет выйти, ей нужен воздух. На стойке остаются нетронутый бокал, незажженная сигарета и мерцающий входящим звонком телефон.

Резкая оплеуха ветром, и она стоит в тонком шелковом платье под мелкой моросью, в свете фар подъезжающих машин.
«Я давно за вами наблюдаю, — обращается к ней на английском незнакомая женщина с рыхлым веснушчатым лицом, — Вы не подумайте ничего такого».

Женщина замолкает, в ее водянистых мелких глазах, обрамленных белесыми ресницами, недоумение.

«Вы меня слышите? Так вот. Вы — удивительная. Правда, откуда вы такая? Отсюда? Вы не подумайте, я просто так, без каких-то таких, ну, таких.. без этих мыслей. Хотела просто вам сказать, что вы — удивительная, как кинозвезда. Вы не звезда?»

Она словно просыпается. Я? Нет, не звезда. Совсем нет. Кто я? Я? Я не знаю.

«Вы — удивительная! Дай вам Бог всего хорошего! Вы не подумайте, я не пьяна, и не лесбиянка. Просто вы… Что с вами?»

И она скулит, тихо воет, рыдает, захлебываясь, на плече незнакомой, дебелой английской тётки, на темной улице, под колкой моросью, при свете фар.
Проходящие мимо перешептываются — выпила лишнего.

«Да что ты, девочка, ты — такая нереальная, как же так. Такие, как ты, должны быть счастливыми. А ты — точно не звезда?»

Добавить комментарий